Поделиться:
19 апреля 2017 18:00

Бои под станицей Каменской весной 1919 года.

Из работ известного донского историка А.В.Венкова. 
 
Обратимся к событиям, происходившим в наших родных местах на Донце 98 лет назад, в конце Великого поста и на Страстной седмице. В 1919 году Пасху праздновали 7/20 апреля.
 
 
9-я армия красных 24 марта (6 апреля) 1919 г. получила приказ № 341 форсировать Северский Донец. Известный советский «военспец» Н.Е.Какурин писал, что первоначальный план предполагал сосредоточить 16 и 23 стрелковые дивизии 9-й армии у станицы Гундоровской и у Новобожедаровки и совместно с 12-й стрелковой дивизией атаковать правый фланг и тыл Добровольческой армии, то есть, продолжить бои на Луганском направлении. Но изменивший впоследствии командарм 9-й Всеволодов нанес разрозненные удары 23-й дивизией у Усть-Белокалитвенской, а 16-й дивизией у Каменской.
Операция проводилась на фронте 2-й Донской армии. Командующий армией Г.А.Ситников 18(31) марта заболел, и командование войсками принял Исаак Федорович Быкадоров.
26 марта (8 апреля) части 23-й дивизии (белая разведка зафиксировала пехоту на 800 подводах) переправились у Калитвенской, там, где Донец изгибался дугой. Места здесь для плацдарма было достаточно, причем казаки не имели возможности обойти переправившихся с флангов.
Одновременно шла переправа у Каменской. Но ситуация у Калитвенской была более серьезной, так как крупных донских частей здесь не было. И в бой здесь был брошен последний резерв – партизаны. Из Ростова и Новочеркасска на фронт отправили студенческую дружину. Непосредственно к месту форсирования выслали оказавшийся поблизости в хуторе Бугураеве Чернецовский отряд.
 
 
Утром конная сотня чернецовцев и 3-я пешая сотня с пулеметами выступила к хуторам Верхне-Ясиновскому и Липову. Напутствуя их, полковник Гущин сказал: «Атакуйте, чем Бог послал. Поддержать может лишь бронепоезд».
Как вспоминали очевидцы, чернецовцы, узнав о походе, кричали «ура» и выступили с песнями.
Противника встретили у Васильевского рудника. Прикрывавшие фланг чернецовской цепи 12 конных казаков с пиками атаковали рудник, выбили красных, спешились, дождались пехоту и общей цепью заняли первую позицию красных.
Противники расположились по обрывистым краям балки на расстоянии 30 шагов, перебрасывались гранатами и кричали друг другу: «Товарищи казаки, сдавайтесь!» - «Может быть, вы сдадитесь?». Здесь чернецовцы понесли первую потерю, был убит партизан Корольков.
Нажав, 3-я сотня захватила у красных пулемет и подходила к хутору Верхне-Ясиновскому. Атака красной конницы с фланга заставила партизан отойти за рудник. Отсюда они снова поднялись в атаку…
Красный пулемет на высоте у железной дороги взял под контроль всю местность на 1000 шагов. Был убит командир 4-го взвода поручик Юрьев, ранен в голову командир сотни поручик Яковлев.
Партизаны стали отходить за железную дорогу, 4-й взвод (6 человек) и пулеметы поручика Спирова прикрывали отступление.
По сведениям белых, красные подтянули против чернецовцев три полка (у красноармейцев были погоны с литерами «СРКК»). Наступление красных остановила развернувшаяся в чернецовской цепи батарея есаула Матасова.
К ночи бой прекратился. К 3-й пешей сотне подошла 4-я. Партизаны заночевали в отрытых окопчиках.
Кроме чернецовцев к месту переправы у хутора Мечетного выступил Дудаковский отряд под командованием есаула Скобелина. Партизаны сделали привал у хутора Чекунова, прошли станцию Репную и заняли с боем близлежащий рудник и хутор Липов. По другой версии, пройдя Репную, партизаны уперлись в красные окопы на холмах за станцией и в 30-40 саженях от них были прижаты к земле. Так под огнем они пролежали до темноты, а затем вошли в хутор, где и заночевали. Помощник командира отряда капитан Савин был ранен в руку навылет. Утром следующего дня дудаковцы отошли на Репную.
У чернецовцев командование 3-й сотней принял прапорщик Руднев, общее командование отрядом – есаул Брыкин. На рассвете он повел чернецовцев в 3-ю атаку. Рудник Васильевский был взят, контратака красных отбита.
До 4-х часов дня было тихо. Красные планировали нанести удар на Лихая – Зверево. Путь через Репную им закрывали дудаковцы, чернецовцы висели над флангом.
В 16 часов красная батарея (6 орудий) открыла огонь по чернецовцам, затем 5 цепей красных  с кавалерией на флангах пошли в атаку.
Есаул Брыкин, в рост ходивший по цепи, погиб. Ближайшие к месту его гибели партизаны начали беспорядочный отход. Командир конной сотни сотник Земцов с конницей и двумя взводами 4-й сотни выдвинулся вперед и прикрыл отступление.
Во взводах у чернецовцев осталось по 6-10 человек. Брыкина сменил есаул М.Т. Попов (прим. уроженец хутора Диченского станицы Каменской, см. фото).
 
 
Под Репной в это время вступила в бой выгрузившаяся в Лихой студенческая дружина. Красные в наступившей темноте заблудились, их цепи лежали в 800 метрах за станцией. Партизаны ночью вступили в Репную, залегли на полотне и вступили в перестрелку. Три ночные атаки красных были отбиты огнем «Виккерсов». В перестрелке был ранен в голову навылет командир бригады полковник Д.Л. Абраменков, на рассвете он скончался. Командование принял полковник Гущин.
Остатки партизан откатились на хутор Мечетный, где полковник Гущин ободрил их: «Вы потеряли своего героя-командира, но сделали свое историческое дело – спасли положение под Репной».
Слова «спасли положение» означали, что пока партизаны сдерживали красных, к донцам у Репной подошли резервы.
30 марта (12 апреля) партизан в Мечетном приводили в порядок, их благодарил командующий армией Быкадоров и командующий партизанскими отрядами Э.Семилетов.
Под Репной уже стояли хоперские части и мобилизованные казаки Калитвенской и Екатерининской станиц. Быкадоров отмечал «высокое моральное состояние войск. О каких-нибудь митингах не могло быть и речи».
Донские газеты писали о семилетовцах, как о мастерах «остроумного неожиданного маневра», о чернецовцах, как о храбрецах – «Чернецовцы это ударники по преимуществу… Они ошеломляют … своей беззаветной храбростью», - о дудаковцах, как о старой, дисциплинированной, обстрелянной регулярной части: «У них много выдержки и хладнокровия».
 
27 марта (9 апреля) перешли в наступление части 12-й советской дивизии под Луганском. Тем не менее, донское командование 30 марта (12 апреля) сняло из-под Луганска  и перебросило к Репной 1-ю Донскую дивизию (которая успела дойти до Зверево, но участия в боях не принимала) и сведенные в 1-й корпус полковника Н.П. Калинина (прим. казак станицы Каменской см. фото) 8-ю и 11-ю дивизии. Прикрывать Донецкий бассейн остались два пеших полка – Луганский и Митякинский при бронепоезде «Партизан полковник Чернецов».
Как объясняли белые, в боях под Луганском и в Донбассе с украинскими партизанами, махновцами и недавно сформированными частями у донского командования возникло осознание того, что борьба ведется не с регулярной армией, а с милицией, а отсюда – мысль о применении конных масс. Конницы в Донецком бассейне оказалось достаточно – сюда с Маныча в свое время перебросили отряды Секретева и Попова. 28 марта (10 апреля) конный корпус Калинина провел первый бой.
Пока гвардейцы и конница Калинина спешили к месту боев, большевики заняли Репную 30 марта (12 апреля) и двинулись дальше на юг. Под Каменской они удерживали Малую Каменку, Поповку, саму станицу Каменскую. Советское командование подгоняло все армии Южного фронта. 10-я рвалась через Сал на Маныч, 8-я должна была спешить на помощь 9-й и выйти на речку Большая Каменка (у ст. Гундоровской), а сама 9-я захватить район Лихая – Зверево – Александровск-Грушевский.
Успевшие передохнуть партизаны вступили  в бой с частями 9-й советской армии у хуторов Мечетный – Чекунов. 1(14) апреля были стычки конных частей. 2(15)-го чернецовцы выдержали 12-часовой бой и удержали позиции. В это время подошедшая из-под Луганска конница Калинина сбила красных под Каменской и загнала их в саму станицу.
 
 
На следующий день партизаны повели наступление на хутор Чекунов из-за речки Лихой. На левом фланге шли семилетовцы, в центре – дудаковцы, на правом – чернецовцы. Из хутора Чекунова красные поднялись в контратаку. Небольшой отряд красной кавалерии (80 сабель отдельного дивизиона Колесова и 60 сабель усть-медведицких казаков Блинова – все, что смогли переправить в половодье) ударил по семилетовцам с фланга. Те сначала из-за лампас приняли конницу за свою (партизанам действительно был придан конный казачий полк, однако в нужный момент он куда-то исчез), но потом открыли огонь в упор. Казаки Блинова были отбиты, зато Колесов со своими людьми прорвался сквозь цепь, с тыла атаковал батарею, захватил ее (4 орудия, 100 солдат, 2 офицера) и стал с трофеями пробиваться обратно. Дудаковцы с есаулом Скобелиным повернули ряды, чтобы спасать орудия. Три атаки красной конницы Колесова были отбиты огнем цепей. Навстречу Колесову с фронта атаковал Блинов, приведший в порядок свой отряд. Дудаковцы отбивались во все стороны и даже не дали увезти партизанские орудия. Потери дудаковского отряда оказались на удивление малы – 2 убитых и 4 раненых. В целом же наступление партизан было сорвано. Они вернулись на исходные позиции.
4(17) апреля конница Калинина прорвала красный фронт северо-западнее Репной, заняла хутора Верхне- и Нижне-Сазонов и вышла к Донцу. Партизаны вновь атаковали с юга, из-за речки Лихой, заняли Чекунов и устремились к Репной. Отрезая противника, 11-я конная дивизия из корпуса Калинина атаковала хутора Липов и Верхне-Ясиновский. Командир 61-го конного полка докладывал, что в 5 утра 4(17) апреля полк выступил из Репной, к 11-30 подошел к разъезду Васильевский и в 13 часов принял участие в общей атаке.
Подошедшие к Васильевскому руднику дудаковцы, семилетовцы и конная сотня чернецовцев пошли в рост через железнодорожное полотно. Красные побежали. 200-й полк мироновцев был разгромлен. Партизаны и конница Калинина гнали красных 7 верст и очистили берег у Репной. 61-й конный полк взял 300 пленных, 2 орудия. 18 пулеметов. Более сотни красных было порублено и около сотни утонуло в Донце. Казаки потеряли 4 раненых. Партизаны не отставали от атакующей конницы. Казаки удивлялись, что они вышли к Донцу вместе с атакующей конницей, не отставая. Командир чернецовской конной сотни Земцов тремя выстрелами из «Кольта» убил красного командира полка, который плыл через Донец, опоясавшись красным знаменем. По берегу Донца были выставлены заставы.
Однако, красные удержали за собой переправы в Каменской, Калитвенской и Усть-Белокалитвенской. Более того, их 14-я стрелковая дивизия форсировала Донец в низовьях и захватила плацдарм в районе Верхне- и Нижне-Кундрюченских станиц.
Ситуация на Донце временно стабилизировалась. Партизаны и корпус Калинина захватили 50 орудий и 200 пулеметов. «Противник был потрясен, и на фронте IХ армии настало снова затишье». Не побывавшая в бою 1-я Донская дивизия 6(19) апреля отправилась обратно в Каменноугольный район. Туда же уводил свою конницу получивший за бои под родной Каменской и Репной генеральские погоны Н.П. Калинин. Временно он даже был назначен командующим 3-й армией.
 
 
В Донбассе 1-я Донская дивизия сменила Кубанский корпус Покровского, который спешно перебрасывался на Маныч, где нависла угроза над самим Ростовом.
 
Материал подготовил историк К.М. Александров.

Помочь! – поддержите авторов МПИКЦ «Белое Дело»